2 мар. 2011 г.

Кризис

Ничего не пишется, ничего не хочется... творческий кризис.

26 февр. 2011 г.

Режим ограниченного доступа. Глава ??


Глава ? ?

В глуши подвального помещения заморгал свет люминисцентной лампы, тусклый и сбивчивый. Человек, лежащий на полу, начал еле слышно постанывать. Болело все, начиная от кончиков пальцев до внутренностей. Его начало рвать на грязный пол, он задыхался. После непродолжительной повторного позыва он снова отключился.

В едва освещенную комнату вошли двое каренастых парней.

- Какого чёрта он еще жив? - бросил один - уже как трое суток назад должен был загнуться.

- Крепкий сучёнок. Кстати, Док обещал прибавку к последней зарплате если не облажаемся, так что не вздумай пока говорить что он еще жив. По договору его туша уже давно должна быть в лаборатории в разобраном виде.

- Да понял я. Вот только как его так грохнуть чтобы не заметили. Препарат то давно закончился и по всем расчётам он уже давно бы загнулся. Может это Док напортачил и дал нам что-то не то?

- Не знаю. Но никакого физического урона ему причинять нельзя. Иначе товвар не примут. Ладно, обед уже, пошли.

Дверь с лязгом захлопнулась и звук шагов начал удаляться. Свет погас и комната погрузилась в непроглядный мрак. Парень начал снова приходить в себя и попытался поднятся с грязного пола. Встав на четвереньки он пополз к противоположеной стене. Ужасно болела голова, любая мысль вызывала острую, пронзительную боль по всему телу. Операясь на стену, он попытался подняться. Все получилось не с первого раза - ноги подкашивались, руки тряслись, но какой-то необяснимый инстинкт заставлял не сдаваться и дальше бороться за жизнь. И снова комок подошел к горлу, его рвало, но на этот раз уже не так сильно. Глаза уже привыкли к сплошной темноте и стали видны очертания комнаты и предметов. Комната, примерно 4 на 5 метров, в углу что-то напоминающее шкаф или комод, а больше ничего, по краней мере чинего больше разглядеть не удавалось. По немногу сознание начало возвращатся, и приходящие мысли уже не причиняли такой боли. Мысли хлынули жестким порывом: " Кто я? Что это за место? Почему так больно? "

Его охватила паника, обхватив голову руками он сполз по стене и заплакал. Спустя какое-то время он попытался вспомнить хоть что-то хоть какую-то деталь. На ум пришло только образ старика, какой-то склад и вывеска " Грааль 16". Силы снова стали его покидать, глаза закрылись, глухой удар, снова мрак.

23 февр. 2011 г.

Режим ограниченного доступа. Глава ?


Глава ?

- Я ведь не один? Правда? Конечно, у меня нет друзей, нет девушки, нет даже кошки или другого домашнего животного. Нет никого кто бы вызвал скорую, если мне станет плохо, нет даже никого, с кем бы можно было просто поговорить, о чем угодно, о погоде, о мировом кризисе, о событиях 11 сентября 2001 года и казни Саддама. Нет никого. Но это не значит что я один, ведь так? Скажи! Скажи, ты ведь знаешь все! Подари же мне хоть какую-то надежду! - и он заплакал.

Нет, не то что бы он всю жизнь был размазней, нет. Просто у каждого человека настаёт время осмыслить себя и свои поступки. Скажем так, подвести итоги. У большинства это происходит в глубокой старости, либо во время смерти или протяженой тяжёлой болезни. Но то что делал в данный момент Рин слабо походило на подсчёт итогов своей жизни. Была ли это просто тоска или глубоуая депрессия — неизвестно. Да и не столь важно. Но давайте по порядку.



Рин. Рин Спрай. 24 года. Неженат. Хорошая работа и квартира в центре мегаполиса. То, чего добивается большинство молодёжи в наши дни. Но начнем историю не отсюда.

Вернемся на 8 лет назад. Последнии числа весны, школа города N, выпускной вечер 9го класса. Праздичный вечер в школьной столовой, долгие и порой нудные речи учителей, бутылки дешеового алкоголя припрятаные под столом и аккуратно распиваемые «пока никто не видет». Вообще все как пологается. Среди всей этой кутерьмы можно было заметить одну пару. Взявшись за руки, они говорят. Они ни в ком не нуждаются, такое ощущение, что они находятся в каком-то ином, своём мирке. Крики, пяные возгласы, тосты — ничто их не волнует. Главное для них видеть и слышать друг друга.

Все началось около 8 месяцев назад. В школу пришла новая ученица, звали её Кира. Не то что бы красавица, но и не уродина, невысокого роста, около 162см, распущеные чёрные волосы и глаза... глаза, вот что особено было в ней необычно, так это эти серые глаза. И не просто с каким либо отливом голубого, черного, зеленого или карего, а именно серые, пустые серые глаза. На первый взгляд можно было бы подумать что это линзы.

Девушка прошла в класс к доске и представилась:

- Кира Брит. - сказала она и потупила взгляд в обшарпаный пол аудитории. Учитель велела сесть ей за последнюю парту в 3 ряду. Идя на своё места она слышала шептания: «Невзрачная какая-то», «Откуда она? », «Конец учёбы, а она перевелась — делать нечего». Кира прошла на своё место. Начался урок, за ним второй, третий... никто с ней не заговорил. Сама же она боялась подключится к чьей-нибудь беседе, боялась сделать первый шаг. Так прошла почти неделя.

Рин в то время был не самым лучшим подростком. Постоянно ходил с синяками, потому как часто не мог найти общий язык со сверстниками. Никогда не понимал сверстников, а они его. Впрочем несколько друзей у него все же было. Макс и Сид, два раздолбая закончивших школу пару лет назад и так не поступивших в колледж. Рин точно не мог сказть что его в них привлекало, но скорее всего это было их отношение к жизни, к людям и безграничный пофигизм, коим можно было описать всю их жизнь. Постоянные пьянки, поиски несмышлёных доступных девушек, снова алкоголь, «экскурсии» по отделениям милиции — так восновном проходила их жизнь.



Субботнии занятия, конец недели. В тот день последним уроком была физкультура. Парни — сборная школы по баскетболу, в красной форме гоняют по спортзалу. Рин — как всегда, на скамейке запасных, сидя прямо на мяче изучает потолок. Нудным чириканьем прозвинел звонок. Зная свою обязаность, Рин ходит по залу собирая мячи и прочий инвентарь.

- Это ведь работа физрука, почему я на это подписался?...

Последний мяч оказался на месте, и только он собирался закрыть дверь спортиного склада, как услышал тихие, еле слышные всхлипывания. Он осмотрелся, между кучи матов, спорт инвентаря и стеной прямо на голом полу сидит девушка, поджав колени. Распущеные чёрные волосы, синяя кофточка, и короткие белые шортики. «Новенькая? Как же её звать...» - задумался Рин и не придумал ничего лучше, как присесть рядом. Кира отпрянула немного в сторону.

- Прохладно здесь...- начал Рин.

- Угу... - всхлипнула она.

- Ты знаешь, наруже гораздо теплее, не хочешь выйти?

- Нехочу...

- Ну в таком случае, может расскажешь, что случилось?

Так завязался долгий разговор, о том как новенькой тяжело в школе. Дальше они начали рассказывать друг другу о себе, о том что любят, что ненавидят, чего хотят, о чем мечтают. Так они говорили до утра и уснули там же, слегка прислонившись друг к другу. Больше их никто и никогда не видел порозень. До одного дня...

22 февр. 2011 г.

Режим ограниченного доступа

*Сыро* - подумал Рин, вставая с дивана. Маленькая комната озарилась тусклым светом неоновой лампочки. Запах тут стоял не из приятных: пустые пивные банки, коробки от заварной лапши быстрого приготовления и прочий хлам возвышался кучей в углу комнаты. Человек сел в кровати и потянулся.
*Каждый день ничего неменяется, каждый день...однообразие меня доканает.* - с такими мыслями молодой человек встал и побрёл на кухню с целью поставить чайник, приготовить кофе, и наконец-то проснуться. Открыв дверцу холодильника и заприметив бутылку минералки, желание сварить кофе отпало само собой.
16:42 - зеленым светом говорили часы на подоконнике. *Ну... а теперь за работу.* Работа Рина состояла в том, чтобы тестировать новый софт и мелкте вспомогательные програмки созданные программистами быстро развивающейся фирмы ЛСТ-комьюникейшн. Скучная однообразная работа порой приводила Рина в бешенство. Единственный плюс который он видел в своей работе, это то что на неё ненадо ходить, да платили в принципе исправно. Девушки у него уже давно небыло. Ну как небыло... когда желание секса превышало уже все пределы и рука неспасала, он звонил девушкам по вызову, 2-4 раза в месяц. Так и проходила жизнь, без приключений, казусов и прочих людских проблем и радостей.

Глава 1
*Кончилась еда х_х* - эта мысль всегда приводила Рина в шок. Нет еды, значит придётся идти в супермаркет за новым месячным запасом. *Дождусь вечера, потом схожу, или ночью... ааааа..... нихачу.* 1:41 За окном +12 и беспробудная тьма, хоть глаз выколи. Стоны желудка заставили поднятся и что-то делать. Супермаркет находится в метрах 300 от дома, но район не самый благополучный, настолько неблагополучный, что менты стараются сюда незаезжать. Натянув на себя первый попавшийся на глаза свитер, Рин нехотя пополз к двери *Брррррррр, блин прям как в рекламе колы... Чёрт, как давно я несмотрел телевизор? * Подьездная дверь захлопнулась и Рин побрёл по темным переулкам к завтеному круглосуточнуму Silk Way City. Вот уже огни супермаркета стали освещать быстро двигающуюся фигуру, шокающую и бубнящую себе что-то под нос. Зайдя в Силк, Рин обратил внимание на отсутствие охранников на входе *Курят наверно.* Как обычно открылась калитка и он вошёл в торговые ряды. Лапша, спаржа, соя, пиво, МНОГО пива, минералка - все тянуло килограмм на 40-50. Милая, но явно хотящая спать девушка на кассе начала перебирать товар. Рин заметил, что девушка перебирая каждый товар поглядывает на него, ему стало непосебе. Вдруг девушка встала из-за кассы и ничего неговоря с рзмаху отвесила парню оплеуху. Упав на пол, Рин, ненаходя слов и держась за челюсть просто уставился на буйную кассиршу. Глаза девушки начали наливатся слезами, закрывая лицо руками, она сползла на пол и заплакала. *А она милая... МЛЯТЬ! О чем я думаю! Эта девка только что залепила мне пощёчину! *
- Ненавижу тебя! - закричала она.
- А? ! Да я тебя первый раз вижу, ты чё сдурела? Прям по лицу! - начал возмущатся Рин.
- Первый раз? ! Да как ты смееш!... а... Ты что меня совсем непомниш?
И правда, теперь лицо девушки стало приобретать знакомые черты. *Г..Где я её видел? Погодите-ка... м...*
- А... Айка?
- Ну вот и хорошо, вспомнил. А теперь, мы идём к тебе! - настойчиво сказала Айка.
- Что? Погоди, сначала бьёш меня, потом плачеш, а теперь ко мне в гости напрашиваешся? Чё за фигня?
- Заткнись и слушай меня, сейчас мы идём к тебе, там все и обьясню.
Холодало, ночь затягивалась.

20 февр. 2011 г.

Полуночница


Замерзнув, кутаясь в постель, она ложится спать
И наплевать что на часах уже давно за пять
Что солнца первые лучи ползут через окно
Ведь через несколько минут ей будет все равно
Закрыв глаза она уйдёт в прекраснейший мир снов
Где нет ни горя, ни тоски, где нет ненужных слов
Здесь можно бегать и кричать, валяя дурака
Весь этот мир любви, надежд - это её душа...

Но как всегда прервется сон мелодией звонка
И вот уже реальный мир ей скажет "Всё, пора."

19 февр. 2011 г.

Шаг

Борьба за первенство всегда вела тебя вперед
Твой первый месяц во плоти шёл для тебя как год
Не зная где, не зная кто тебя боготворит
За эти месяцы уже ты поменял свой вид
Толчок, еще один толчок - что будет впереди?
Тот свет что видишь ты теперь - твой боже воплоти.
Настал тот час, когда пора начать свой славный век
Добро пожаловать турист, теперь ты человек.

18 февр. 2011 г.

Муза


Двенадцать. Полная луна. Она еще не спит.
Она мечтает об одном - чтоб длился этот миг.
Чтоб каждый день она могла любить и вдохновлять
Чтобы душа её могла свободу даровать.
Чтобы перо могло скользить так сладко, чуть дыша
Чтоб шла по нежности строка как смех у малыша
Чтоб голубая пелена затмила разум твой
Чтобы желание одно, прожить всю жизнь с тобой.

for YES